Новости


Рябиновый сумрак (рассказ)

Несколько месяцев назад, когда только-только сошел снег с полей, умерла в нашем селе бабка Устинья. Хорошая была женщина, честная, работящая. Год уже она вдовствовала, муж ее, дед Матвей, умер еще прошлой осенью. А дед Матвей был непростым человеком - мастер отменный, делал украшения из дерева, да такие, что люди диву давались. Только не продавал дед никому украшения свои. Лишь в дар приносил, к кому душа лежала. Но чаще всего для жены своей, Устиньи, подарки делал. Поговаривали, что слабая здоровьем была Устинья в молодости, чуть не померла, а дед своими серьгами да бусами ей жизнь продлевал. Особенно любил он из рябины одной делать украшения, с той, что стояла на краю села одиноко, ни одно деревце рядом не росло. Каждый год брал веточку с нее дед, и творил свою красоту.

А как помер Матвей – так рябинка и засохла вскоре. А за ней и Устинья померла... Кто знает, может и правда, та рябина ей жизнь продлевала, а как не стало рябины, не стало и Устиньи...

Так вот, хоронили Устинью всем селом, и приехала на похороны молодая женщина из города. Назвалась Ариной, сказала, мол, внучка я Устинье Андреевне. Раньше никто ее не видел здесь, единственный сын Устиньи и Матвея поехал на Север на заработки да погиб еще лет 20 назад, а о детях его никто и не слышал. Но кто знает, может и правда, внучка объявилась, вроде похожа даже чем-то на Устинью. Документы показала председателю, ну подивились люди, пожали плечами да и забыли о ней в своих заботах. А женщина осталась жить в селе, в хате Устиньи и Матвея.

Тихо жила в селе Арина. Никуда почти не ходила – ни в клуб, ни на танцы, ни к соседкам. Была со всеми приветлива – да и только. Близко ни с кем не сходилась. Много о ней люди всякого говорили.

Одни говорили, что бежала она из города не то от поклонника - безумца, не то от мужа-деспота, а может просто бежала от одиночества и безысходности - толком не знал никто.

Как-то спросил ее наш шофер местный, (а так никто и не решался): “Аль похоронила кого в городе, хозяюшка?”

- Мечту я свою похоронила, дядя Ваня, мечту...

Днем видели ее часто около рябины засохшей... Сидит, обнимает мертвое деревце, рассказывает ему о чем-то... А чтоб плакала – не видели. Не позволяла себе плакать.

А однажды ночью Мишка, паренек 17-летний, шел с танцев мимо ее дома, и случайно в окно глянул – и оторопел. Стоит Арина в свете свечи перед зеркалом совсем без одежды, лишь серьги на ней рябиновые. Стоит и бормочет не то заговор какой, не то еще что-то...

Тело мое – ствол рябинушки

косы мои – ее листья

душа моя – ягоды ее горькие...

Как мечта моя умерла так и не родившись

так пусть и боль моя умрет, станет соком рябиновым...

Побормотала, свечу задула, и стало темно. А Мишка так и остался стоять как вкопанный. Раньше видел ее несколько раз на улице – уставшая женщина неопределенных лет, в каком-то темном плаще, может и красивая, но настолько отстраненная, холодная какая-то, что даже желания не было глядеть на нее...

А тут перед ним была совсем другая Арина... Как надела те серьги – так что-то нежное в ее лице появилось, как будто серьги те преобразили ее, наделили каким-то светом, идущим изнутри..

Захотел было Мишка позвать товарищей, мол хотите поглядеть, да что-то остановило его – нет, его это тайна пусть будет, только его...

Потом уже, в своей хате, засыпая, Мишка вспоминал Аринино стройное тело, и странное неизведанное чувство рождалось в нем, властное и мучительное, но такое сладкое... Он знал, что на следующую ночь придет опять под ее окно...

Так ходил он за ночью ночь, стоял под ее окнами, смотрел на изгибы ее прекрасного тела, и мечтал о чем-то совсем недоступном, о чем и подумать было страшно...

Но в одну из ночей Мишке какое-то насекомое прямо на нос село – он и чихнул... Услышала его Арина, посмотрела в окно, он аж обмер. “Экий ты смелый, мальчишечка”..-. улыбнулась она. - Вот тебя-то мне и надо... Чтоб рябина плоды дала – нужен ей ты...” Вышла к нему, поцеловала в губы жарко, у Мишки перед глазами все поплыло, последнее что видел - свет в ее руках, в ее глазах, серьгах...

Очнулся около рябины той засохшей – глядь – а рябина- то ожила! И листья на ней появились, и плоды спелые... А Арину больше так никто и не видел, как сквозь землю провалилась...

А Мишка с тех пор с ума сошел – сидит под рябиной целыми днями, ягоды горстями ест – сладкие говорит..



<< Вернуться на предыдущую страницу


Добавьте комментарий
 Если код плохо виден.
Впишите проверочный код(Обязательное поле)